Школа в годы ВОВ

В 1941 году началась Великая Отечественная война. Уже 8 сентября началась Блокада Ленинграда. Володарский (Невский) район стал восточным сектором обороны. Здания 20 школ были переданы воинским организациям. В годы блокады работали только шесть школ.

Учащиеся 1940—1941 учебного года

Одна из них наша 338-я средняя школа – на правом берегу Невы, в доме № 178/182, ее номер в те годы был такой: 9-я средняя школа Володарского района г. Ленинграда. В первые дни войны первый директор школы Шульга Петр Васильевич добровольцем отправился на фронт и в 1943 году погиб. Его место заняла Гадася Моисеевна Ильбендикани.

П.В. Шульга (третий справа) с коллегами

Несмотря на фронтовую обстановку, предполагалось, что с 1 сентября 1941 года начнется очередной учебный год и 201 тысяч школьников, оставшихся в Ленинграде, вновь сядут за парты. Однако тяжелые бои, развернувшиеся в сентябре под Ленинградом, не позволили приступить к занятиям ни 1 сентября, ни 1 октября.

Лишь 26 октября исполком Ленгорсовета вынес решение о начале учебного года, и 27 октября в 103 школах из 408, функционировавших до войны, около 60 тысяч учащихся с 1-го по 6-й классы приступили к занятиям. С 15 октября начались занятия в спецшколах, а с 3 ноября за парты сели более 30 тысяч учеников 7-10-х классов.

Зимой из-за бомбежек ребята не учились. Число учащихся нашей школы уменьшилось. Мальчики 10-ых классов ушли на фронт.

Из воспоминаний Вали Климовой,
учащейся 5 класса 1941 года:

Вначале мы учились в холодном подвальном помещении — бомбоубежище при слабом освещении синей лампы. В подвале висела классная доска, стояли 4 стола и несколько стульев. Учителя и ученики сидели на уроках в пальто, рукавицах и с противогазом через плечо. Писать приходилось мало из-за того, что онемевшие от холода руки плохо слушались, чернила замерзали и, не было бумаги. Считали только устно. На уроках чтения в основном слушали рассказы учителя. Рисовали только танки, самолеты и аэростаты в небе. Учиться приходилось в нечеловеческих условиях: чернила замерзали в чернильницах, не было учебников, тетрадей, писали на обрывках газет между строк, не хватало сил, от голода падали в обморок. Но дети старались забыть об этом, погружаясь в тот мир, куда ведет их бледная исхудавшая учительница.

Самым трудным и страшным был первый год блокады, особенно осень и небывало холодная зима 1941—1942 года. Постоянные сирены, воздушные тревоги, обстрелы, бомбежки. Но самым страшным испытанием был голод: голодный паек по карточкам. Чтобы как-то поддержать силы школьников, в декабре после уроков давали по тарелке белкового дрожжевого супа, который они ели с большим удовольствием, а на десерт маленькую баночку фруктового желе. Это хотя и мизерное дополнительное питание стимулировало посещение занятий и в какой-то степени поддерживало силы детей. От сброшенных бомб горели и рушились жилые дома. Одна из бомб угодила в крыло школы. Володарский мост был разведен, под мостом вырыты траншеи. От страха холодело в душе, и каменели лица.

Успехи в учебе были малоутешительными. Посещаемость занятий падала и уже к середине декабря из-за неявки учителей и учеников срывались занятия в младших классах. В январе 1942 года в городе школы посещали только 36 тысяч учеников. По распоряжению Ленсовета в конце декабря 1941 — начале 1942 года в школах начали прекращать занятия.

В. Климова — в первом ряду третья справа

Из воспоминаний Вали Климовой:

Умирали люди, все меньше и меньше становилось в школе учеников. Старшеклассники уходили на фронт. В мой класс однажды на урок пришли только трое: Соловьев Витя, Егоров Володя и я — Валя Климова. Заболела и больше не пришла на работу Анастасия Петровна Сторонова. Уже давно не работали Евгения Петровна Рудакова и Валентина Афанасьевна Котлинская. Они жили в центре города и были не в силах пешком добираться до школы. К тому же Валентина Афанасьевна в блокаду потеряла маленького сына. Занятия в начальных классах больше не проводились. Втроем мы возвратились домой, еле передвигаясь и крепко держась за руки.

Так как в школе стало мало места и мало учащихся, начальная школа переехала в помещение, построенное еще до войны, где потом открыли детский садик №24. С 1943 года ученики стали учиться в этом помещении.

Валентина Афанасьевна Котлинская с учениками

Из воспоминаний Вали Климовой:

В нашем классе было приблизительно 15 или 18 человек. За партой сидели по трое. Вернулись на работу наши учителя. Целыми днями мы находились в школе, во время воздушной тревоги прятались в бомбоубежище (дом 94, корп.2), быстро и умело надевали противогазы при ходьбе и беге, по привычке падая на землю от взрывов немецких шрапнелей. Наш район часто подвергался обстрелу, потому что здесь было много военных заводов, которые работали для фронта. После отбоя тревоги снова возвращались в школу. Питались в школе, еду привозили из прикрепленной столовой клуба имени Воровского. Когда учительница раздавала хлеб к обеду, каждый просил горбушку (секрет был прост  — дольше можно было жевать), но учитель точно знала, чья теперь очередь и строго ее соблюдала.

Несмотря на войну, ребята вели большую активную работу: писали на фронт письма, готовили концерты для раненых фронтовиков, подбирали и уничтожали вражеские листовки-пропуска, в которых предлагалось перейти на сторону фашистов и указывалось, как и где это можно сделать.

Осенью 1942 года в городе был организовано Тимуровское движение, которое являлось массовым явлением в блокадном Ленинграде. В созданных 1941—1942 годах 753 тимуровских командах успешно работало 12800 пионеров.

Из воспоминаний Вали Климовой:

Целью тимуровского движения была помощь жителям нашего «городка» — больным, одиноким, инвалидам. Мы делали по дому все, что нам было по силам: пилили, кололи дрова, топили печки, носили воду из Невы, мыли полы, выкупали продукты по карточкам, разносили почту, ходили в аптеку. Самые активные и сильные мальчишки с нашего двора были награждены в 1943 году медалями «За оборону Ленинграда» — это Виктор Дмитриевич Соловьев, Владимир Николаевич Егоров, Владимир Николаевич Михайлов.
На всю жизнь в памяти остались две даты: 18 января 1943 года — прорыв вражеской блокады и 27 января 1944 года — день полного снятия блокады.

Из воспоминаний Дмитрия Соловьева,
выпускника нашей школы:

В 338-ой школе Соловьевых училось три поколения. Во время блокады Ленинграда в школе учился мой родной дядя — Соловьев Виктор Дмитриевич. После войны, в восьмилетке, учился мой отец — Соловьев Владимир Дмитриевич, ну а я был третьим поколением. Витя Соловьев имел в школе прозвище — Тимур, по имени известного героя произведения А.П. Гайдара. Он является одним из пяти первых детей блокадного Ленинграда награжденных медалью «За оборону Ленинграда». В конце 80-х годов в газете «Смена» была большая статья про детей блокадного Ленинграда, а также фотография 5-ти первых детей награжденных медалью «За оборону Ленинграда». Автор статьи просил откликнуться этих детей с фотографии и позвонить в редакцию. Виктор Дмитриевич звонил 3 дня и его пересылали с одного номера на другой. Знаю, что у него остался неприятный осадок от этого общения с прессой.

Школьная жизнь продолжалась своим чередом. Учеников, по-прежнему, было мало. Тогда всех детей от Ново-Саратовской колонии[1] и 5 ГЭС до комбината им. Тельмана объединили в одну школу. Эта школа находилась в помещении бывшего интерната №24. Было очень много сложностей: далеко ходить, по-прежнему голодно и холодно, но никто без причины не пропускал уроков.

И вот наконец-то 1 сентября все вернулись в родную школу. После войны жителей в Городке было немного, мало было и детей школьного возраста, поэтому в здании нашей школы располагалось сразу две школы: на третьем этаже находилась 339-я семилетняя женская школа, на втором этаже – мужская средняя семилетняя школа №338.

Валя Климова —
Борисова Валентина Васильевна

Валя Климова в 1939 году она впервые переступила порог нашей школы, начав учебу в первом классе. Все блокадные дни она провела в нашем городе и училась в нашей школе. После окончания школы, окончания Государственного педагогического института иностранных языков, она всю жизнь проработала в школе, и только в нашей 43 года. Все годы она была учителем французского языка и бессменным завучем нашей школы.

Валентина Васильевна имеет удостоверение «Жителя блокадного города»», награждена медалью «Ветеран труда»


[1] Новосаратовская колония была основана на правом берегу Невы при Екатерине II немецкими колонистами, выходцами из Бранденбурга и Вюртемберга. Немецкое население проживало здесь до марта 1942 года, после чего было полностью депортировано. По легенде, название произошло из-за того, что колонистов первоначально планировали поселить в Саратове.